N 8-9. Май 2005
архив
поиск
рассылки
о газете
свежий номер
содержание
пишите нам
ПЕРВЫЕ ИСПЫТАНИЯ...



Известие о нападении фашистской Германии на нашу страну пришлось как раз на время подведения итогов напряженной работы университета за 1940\41 учебный год. В тот воскресный день, 22 июня 1941 г., многие студенты готовились к последним экзаменам летней сессии, кто дома, а кто в общежитии. Но как только было получено правительственное сообщение о начавшейся войне, в общежитии немедленно состоялся митинг. Единодушно принятая на митинге резолюция гласила: «Студенты Казанского государственного университета... заверяют партию и правительство
в своей полной готовности, по первому их зову, до последней капли крови защищать честь и свободу социалистической Родины. Мы готовы выполнить долг патриотов и на трудовом посту, и в битвах на фронте. Дело наше правое, и мы победим».


Эта резолюция получила поддержку и развитие на общеуниверситетском митинге в выступлениях профессоров Б.А.Арбузова и И.А.Дюкова, секретаря комитета комсомола Л.Л.Тузова и многих других.
В принятой участниками митинга резолюции говорилось: «Мы, научные работники, студенты одного из старейших университетов страны... призываем всю советскую интеллигенцию, весь советский народ грудью стать на защиту нашей социалистической Родины, нашей свободы, нашей культуры».
Фактически этот призыв стал девизом всей деятельности университета в годы военного лихолетья и был созвучен лозунгу «Все для фронта, все для победы над врагом!».

На волне высокого патриотического подъема четко и организованно осуществлялась мобилизация преподавателей, аспирантов, студентов и сотрудников университета в армию. Перед коллективом университета встала нелегкая задача - по возможности сохранить достигнутый в предвоенные годы уровень подготовки специалистов. Университет перешел на трехлетнее обучение, продолжительность учебных занятий устанавливалась в размере 42 часов в неделю, летние каникулы были уменьшены до одного месяца, а зимние - до одной недели. Особое внимание уделялось организации военной подготовки студентов, аспирантов, преподавателей, обучению технике местной противовоздушной обороны, умению пользоваться противогазом, обеспечению подготовки медсестер. Прием аспирантов был отменен.

Перестройка учебного процесса не могла совершиться мгновенно, тем более что в течение первого семестра 1941\42 учебного года систематических занятий в КГУ не проводилось. Причин тому было несколько.

Во-первых, в июле 1941 г. Эвакуационный совет при СНК СССР принял решение перебазировать в Казань 33 из 85 научных учреждений АН СССР, многие проектно-конструкторские организации, ряд университетов и технических вузов, а также значительное число иных научно-исследовательских организаций и предприятий страны.

Второй причиной бессистемности учебного процесса было то, что студентов, аспирантов, сотрудников и преподавателей постоянно привлекали к различного рода работам. Особенно часто они отвлекались на разгрузочно-погрузочные работы, так как в город постоянно прибывали эшелоны с оборудованием перебазируемых на Восток предприятий. Часть студентов в течение всей осени 1941 г. оказывала помощь селу в уборке и переработке урожая.

В-третьих, учебный процесс был парализован из-за большого числа мобилизованных на фронт. По свидетельству Р.Г.Ивановой, на биологическом факультете состав студентов первого курса помещался на одном диване.

Но, пожалуй, основной причиной, повлиявшей на сбои в организации учебного процесса, следует считать то, что в конце октября коллектив университета почти в полном составе был мобилизован на строительство Волжского оборонительного рубежа.

Чтобы как-то воссоздать обстановку тех дней, обратимся к дневниковым записям студентки историко-филологического факультета Галины Кузнецовой: «Уже больше месяца мы работаем на трассе. Живем бедно. Хлеба мало. Нет сахара. Нет даже соли... Уходим на работу, как и раньше, в 6 часов утра и приходим в 5 часов вечера. Копаем лопатами. Ковыряем мерзлую землю ломами. Быстро устаем и садимся на эту ледяную землю, отдыхаем, пока не почувствуем, что замерзаем. Единственные мои валенки мы надеваем по очереди. Наш ректор Кирилл Прокофьевич Ситников часто прохаживался по верху нашей траншеи, улыбался ободряюще нам, но и сам был в кожаных сапогах, в легком демисезонном пальто, а в поле зима, мороз, снег. Но копать глину, выбрасывать наверх комья не так уж, сравнительно, было трудно, как мучила нас дорога. Эти ежедневные 16 километров выматывали наши силы... В темноте идешь утром, в темноте возвращаешься домой... Снег, снег кругом. Ни зги не видно... Кажется, этому полю конца-края нет».

После завершения работы на строительстве в феврале 1942 г. руководство университета начало восстанавливать прерванный учебный процесс. В результате проведенного «уплотнения» в университете стало хронически не хватать учебных аудиторий. Они практически не отапливались, окна были промерзшие, а стены заиндевевшие. «Часто, читая лекции, профессор В.И.Баранов держал в руках колбу с кипятком и отогревал руки», - пишет сотрудник биологического факультета Р.А.Сайманова. «Профессора читали лекции не только в пальто, но и в шапках и даже рукавицах, - сообщают Г.Н.Вульфсон и Н.П.Муньков. - Слушать и записывать лекции тоже было очень трудно. Чернила мерзли, приходилось брать чернильницу в руки и дышать на нее, не хватало даже простых карандашей, не было тетрадей, нередко под тетради шли обратные стороны висевших плакатов. Помним, как однажды были присланы в университет простые карандаши, и они раздавались комитетом комсомола активистам в виде премии».

Но, несмотря на большие трудности, учебный процесс продолжался. В июне 1942 г. заканчивался первый военный учебный год, внесший значительные изменения во все направления деятельности университета.
Валерий ТЕЛИШЕВ, доцент истфака



КГУ: ХРОНИКА ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

1941 год. 5 августа. Собрание партийной организации университета обсудило вопрос об участии в создании Фонда обороны и постановило: «Развернуть среди членов коллектива КГУ сбор средств в Фонд обороны страны. Считать необходимым: ежемесячное отчисление в Фонд обороны однодневного заработка; отказаться от компенсаций за неиспользованный отпуск; организовать сбор облигаций государственных займов».

1941 год. 5 сентября. Приказом ВКВШ при СНК СССР директорам вузов предоставлено право разрешать студентам, совмещающим учебу в вузе с работой на предприятии, сдавать зачеты по пройденным курсам без обязательного посещения лекций и семинарских занятий. Лабораторная работа и работа в мастерских, клиниках и на полигонах обязательна.

К июню 1942 года в университете для бойцов Красной Армии собрано 86 меховых пиджаков, 100 пар ватных телогреек и шаровар, на приобретение теплых вещей - 70 тысяч рублей. Коллектив университета взял в ремонт, чистку и стирку 2000 предметов зимнего обмундирования.

К 15 марта 1943 года в университете собрано для фронта 2162 теплые вещи.

     

© 1999-2002 Казанский Государственный Университет