N 11. Июнь 2006
архив
поиск
рассылки
о газете
свежий номер
содержание
пишите нам
ПОГОВОРИМ О ТОМ,КАК МЫ ГОВОРИМ

И чистый звук родимой речи
Так нежно губы холодит.
Белла Ахмадуллина

Перемены, которые произошли в нашем обществе, привели к полной «анархии» в сфере языка. Свобода слова привела к свободе словоупотребления. Потерялось ощущение красоты слова даже в театре или на телевидении, где актеры и дикторы позволяют себе употреблять сниженную лексику, неправильно расставлять ударения в словах и т.д.

К огда возвращаются в Россию советские эмигранты, люди из семидесятых, они недоуменно застывают от слов «пиар» и «децл». Непонятны им и банальные правила поведения современного культурного человека, сформулированные на современном языке: Не наезжай! Не грузи! Не гони! Не тормози! Фильтруй базар!

А нам, здешним, все понятно, хотя ни одно из слов не употреблено в своем литературном значении. Мы привыкли к выражениям подобного типа.

Наиболее уязвима оказывается речь молодежи. В своем желании выделиться среди прочих (не только одеждой, прической, но и языком) они употребляют слова клево, отстой, капуста, лавы (деньги), телка (девушка) шнурки в стакане (родители дома), тачка (машина), хата (квартира), марки автомобиля: мерин (Мерседес), бумер (БМВ), козлик (УАЗ), копейка (Лада) и т.д. Сниженная и вульгарная лексика становится основным средством общения в некоторых кругах молодежи, особенно тех, кто мало читает, не интересуется «высокими сферами» искусства и литературы и т.д.

Особого разговора заслуживают ударения, где «анархия» достигла своего апогея. Бесконечные взяла, спала, дала, ложут, возбужденный, передать, начать, средства. Неправильно употребляют некоторые формы: ректора (вместо ректоры), инспектора (вместо инспекторы), неправильно строят формы, например повелительного наклонения. Обращаясь к водителю, нельзя сказать: едьте потише (только поезжайте), придя в гости, нельзя сказать: мы два часа блудили в соседнем подъезде (только проблуждали).

Резко увеличился поток заимствований из английского языка. Влияние Америки очевидно, и не только на русский язык. Наибольшее число заимствований приходится на новые области, где еще не сложилась система русских терминов или названий. Так происходит, например, в современной экономике или вычислительной технике. В ситуации отсутствия слова для нового понятия это слово может просто заимствоваться. Если же говорить о конкретных словах, то принтер победил печатающее устройство (в частности, потому, что для важного предмета в языке должно существовать одно слово, а не описательный оборот). В русском языке прекрасно освоилось заимствованное слово «компьютер» (от англ. computer), а, например, в немецком и французском придумали слова из собственного языкового материала, соответственно Rechneru и ordinateure.

Однако одной целесообразностью заимствования не объяснишь. Во многих областях, ориентированных на Америку, заимствования явно избыточны, поскольку в русском языке уже существуют соответствующие слова (иногда старые заимствования). Тем не менее, новые заимствования более престижны и вытесняют русские слова из обращения. Так, бизнесмен борется с предпринимателем, модель с манекенщицей, презентация с представлением, стилист с парикмахером, консенсус с cогласием, имидж - с лицом. Появление такого рода заимствований иногда затрудняет общение. Объявление типа «Требуется сейлзменеджер» рассчитано исключительно на тех, кто понимает, а для остальных остается загадкой. Конечно, новое заимствование может нести какую-то особую ауру и потому практически никогда не является полным аналогом уже существующих слов. Так, модель - это больше, чем манекенщица, а стилист - больше, чем парикмахер, хотя трудно объяснить почему. Во всяком случае, престижнее быть стилистом, а значит, парикмахеров становится меньше, и слово потихоньку вытесняется из языка. Так в свое время и случилось с цирюльником.

Неумение выразить четко и ясно свои мысли особенно ярко проявляется в сочинениях абитуриентов, перенасыщенных подчас невообразимыми сочетаниями слов, непониманием их значений и неправильным употреблением отдельных сочетаний.
Эмилия БАЛАЛЫКИНА,профессор, зав.кафедрой современного русского языка и русского языка как иностранного

ОТ РЕДАКТОРА

Вопросы, поднятые профессором Э.Балалыкиной, стали одной из тем обсуждения на последнем заседании Ученого совета КГУ. По сути, разговор шел о состоянии и перспективах развития филологического факультета, с которыми познакомил собравшихся декан филфака К.Галиуллин. На факультете лежит, действительно, великая миссия, особенно в наши дни, когда гуманитарии буквально задыхаются от наводнившего не только наш вуз, но и всю страну речевого бескультурья: «Русский язык должен стать приоритетным в учебных программах», - эмоционально бросала в зал свои как всегда точеные фразы Эмилия Агафоновна. Она говорила о том, что на некоторых факультетах такой предмет, как «Русский язык и культура речи», находится в положении Золушки.

И, должно быть, весьма своевременно прозвучали слова проректора-начальника УМУ В.Бухмина о том, что с нового семестра этот предмет займет подобающее ему место в учебных расписаниях всех факультетов. Наверняка, профессору-филологу польстила фраза нашего ректора: «Вы сказали о том, о чем я только что намеревался говорить». И далее Мякзюм Халимуллович предложил: «Думаю, нелишне будет провести тестирование всех первокурсников по русскому языку. Будем отслеживать картину на первом и пятом курсах». Неплохо бы, послышалось с мест, протестировать и самих преподавателей. Похоже, эта идея ректору понравилась, и он улыбнулся: «А что, я и сам с удовольствием приму в этом участие». И потом, уже серьезно, добавил: «Мы занимаемся оптимизацией учебных планов. И в них приоритет должен быть отдан русскому языку».
Впереди - огни?
Роза ИВАНОВА

P.S. Да, подобные речи нам, сотрудникам редакции, как бальзам на душу. В устах нынешнего поколения русский язык стал бледной имитацией некогда «великого и могучего», и нам с трудом приходится переводить на русский язык корявые фразы и мысли некоторых наших студенческих авторов. Не час и не два сидим мы, редактируя их статьи. Вот и сейчас корреспондент Лариса Бусиль откинула от себя очередную статью и в сердцах бросила: «Да разве можно ТАК писать?». Поверьте, ее мечта о «корреспондентах, чьи статьи не приходится править», выстрадана. Но я молчу, потому что знаю, сколь она не реальна.

Да, вопросы элементарной грамотности давно уже стали вопросами этики, и для нас, журналистов, хороший автор - это, прежде всего, грамотный человек.

Кстати! Любопытную статистику привел в своем выступлении председатель комиссии по анализу работы на филологическом факультете Н.Улахович. Он ознакомил собравшихся с результатами тестирования по русскому языку, которое провело в апреле УМУ КГУ. Так, большая часть студентов правильно ответила на 45 - 65 % вопросов. Самый низкий уровень знаний обнаружился у студентов специализации «Русский язык и литература в межнациональном общении». Наиболее грамтоными среди тестируемых оказались студенты специализации «Прикладное языкознание». Лучший результат - 83% правильно решенных заданий.

     

© 1999-2006 Казанский государственный университет