N 14-15. Сентябрь 2005
архив
поиск
рассылки
о газете
свежий номер
содержание
пишите нам
ЗАЧАРОВАННАЯ СТОЛИЦА (ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО В № 12-13)

     

Лондонский художник Эдуард (Эдвард) Турнерелли, который жил в Казани с 1837 по 1844 гг., в 1841 году издал в Петербурге сенсационную книгу «Казань и ее обитатели». Но еще прежде, в 1839 году, издал в Лондоне альбом своих гравюр «Виды Казани, рисованные с натуры Эдуардом Турнерелли». Он особенно отметил роль Казанского университета в деле сближения Востока и Запада:

«Город Казань единственный в мире, который обладает университетом, где соединяются в таком большом числе персы, монголы, турки, татары, армяне и прочие. Студенты, изучающие восточные языки, благодаря такому скоплению народностей, имеют то преимущество, что они все равно что изучают язык какого-либо народа в его собственной стране. Студент постоянно имеет возможность упражняться практически и ежедневно может посещать восточных представителей, он их встречает каждую минуту на улице, на прогулках... Вот, конечно, преимущество, чтобы изучать восточные языки, какой никакой другой город в Европе не мог бы предложить».

Другой путешественник и лондонец поневоле, Александр Герцен, также подчеркивал особую образовательную роль Казани и Казанского университета в на просторах Российской империи:

«Казань некоторым образом главное место, средоточение губерний, прилегающих к ней с юга и с востока: они получают через нее просвещенье, обычаи и моды. Вообще значение Казани велико: это место встречи и свидания двух миров. И потому в ней два начала: западное и восточное, и вы их видите на каждом перекрестке; здесь они от беспрерывного действия друг на друга сжились, сдружились, начали составлять нечто самобытное по характеру. Далее на восток слабее начало европейское, далее на запад мертвеет начало восточное. Ежели России назначено, как провидел великий Петр, перенести Запад в Азию и ознакомить Европу с Востоком, то нет сомнения, что Казань - главный караван-сарай на пути идей европейских в Азию и характера азиатского в Европу. Это выразумел Казанский университет. Ежели бы он ограничил свое призвание распространением одной европейской науки, значение его осталось бы второстепенным; он долго не мог бы догнать не только германские университеты, но наши, например Московский и Дерптский; а теперь он стоит рядом с ними, заняв самобытное место, принадлежащее ему по месту рождения. На его кафедрах преподаются в обширном объеме восточные литературы, и преподаются часто азиатцами; в его музеумах больше одежд, рукописей, древностей, монет китайских, маньчжурских, тибетских, нежели европейских. >br>
В 1855 году факультет восточных языков был переведен из Казани в Петербург. Только в 1990 г. на факультете татарской филологии и истории КГУ была открыта кафедра восточных языков. Сегодня востоковедческую работу продолжают ученые Института востоковедения, отметившего недавно свое пятилетие.

С историей Казанского
университета, очага просвещения, связаны, помимо названных выше имен, также имена И.Березина, В.Григорьева, Х.Френа, А.Казембека, Н.Катанова, И.Готвальда и, конечно, имена татарских ученых прошлого И.Хальфина, Ш.Марджани, К.Насыри, преподававших в университете или участвовавших в работе его знаменитого «Общества археологии, истории и этнографии». В 1853 году преподавателем татарского, арабского и турецкого языков на отделении восточных языков и членом «Общества» был выдающийся педагог и ученый-востоковед Х.Фаезханов, создавший в 1862 году после перехода в Петербургский университет «Краткую учебную грамматику татарского языка». Его ранняя смерть в 1866 году была тяжелой утратой не только для татарской, но и для всей российской культуры.

С Казанским универ- ситетом связано в XVIII веке и дело татарского книгопечатания с его древней, удивительной и поучительной историей. Печатать в Казани светские книги по-татарски арабским шрифтом разрешил император Павел I, но воплотить это разрешение в реальность помогли только неустанные усилия татарских просветителей при поддержке ученых Казанского университета, типография которого существовала в основном за счет платных татарских изданий. Выдающийся татарский ученый, академик А.Каримуллин писал в своей монографии «Татарская книга пореформенной России»: «Еще в 1845 году профессор Казанского университета, тогда и цензор татарских книг А.К.Казембек писал, что «издание Корана и других азиатских книг приносило постоянный доход университетской типографии, без сего едва ли она могла бы существовать»...

Количество татарских книг, напечатанных в типографии университета за вторую половину XIX века, составляет 1415, из них тираж 1170 книг - 9399010, т.е. средний тираж одной книги достигает почти 8000 экземпляров. Это более чем в десять раз выше среднего тиража книг, изданных самим университетом или отпечатанных по заказам других издателей...

В один только год открытия Казанской публичной библиотеки, 1865-й, в различных типографиях Казани вышли в свет 34 татарских книги. Всего же во второй половине XIX века было издано 3300 татарских книг общим тиражом 26 миллионов 864 тысячи экземпляров. Были годы, когда в один год выходило до 2 миллионов экземпляров татарских книг. Это были книги, как мы видим, не только религиозно-богословского и фольклорного характера, но и словари, самоучители и учебники татарского, русского, арабского, французского, турецкого, персидского языков, философские сочинения выдающихся мыслителей Востока и Запада.

Казань XIX и начала
XX веков была одним из крупнейших мировых центров книгопечатания. Произведения татарских авторов, вышедшие в свет в Казани на арабском, турецком, персидском языках, широко распространялись по Центральной Азии, встречались в Индии, Китайском Туркестане, Турции, Персии, Афганистане, на Ближнем Востоке. Казань и в XX веке играла роль центра книгопечатания для республик СССР, здесь печатались книги и учебники на многих языках народов Евразии: чувашском, марийском, киргизском, казахском, туркменском. Благодаря татарским переводам в духовное пространство тюркоязычных народов влились русская и западно-европейская литература и философская мысль. При всем том право на открытие татарских библиотек было получено только в 1905-1907 годах.

Равиль БУХАРАЕВ, выпускник мехмата 1974 г. Лондон. Специально для «КУ»

     

© 1999-2005 Казанский государственный университет