N 18. Ноябрь 2005
архив
поиск
рассылки
о газете
свежий номер
содержание
пишите нам
Рустам ЛАТЫПОВ:
"ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧТО СВЯЗАН С КАЗАНСКИМ УНИВЕРСИТЕТОМ"


Всегда приятно открывать в людях неизвестные тебе качества. И музыкальный талант декана ВМК Рустама Латыпова некогда произвел на меня неизгладимое впечатление. Он прекрасно играет на виолончели и нередко выступает на концертах вместе с профессором химфака Фаридой Каратаевой, исполняющей партию на рояле.

- Рустам Хафизович, как совместились музыка и математика?
- Как известно, именно Пифагор создал нотную систему записи музыки, которую затем усовершенствовала династия Бахов. Что касается меня, то я окончил музыкальную школу. Тогда же заинтересовался наукой. Наука пересилила, но и любовь к музыке осталась, хотя сейчас на виолончели играю редко. Еще играю на гитаре и губной гармошке, даже на студенческом фестивале выступал.

- Что еще любите, чем занимались?
- Немного спортом. Люблю читать. Особенно мемуары, касающиеся событий 50-60-х годов ХХ века. По телевизору смотрю новости и некоторые передачи канала «Культура», но, по-моему, особо интересного показывают мало. Иногда беру фильмы напрокат.

- Все нравится, что берете?
- Нет. Но в семье разные вкусы. Сын - молодой человек, у него свои интересы. Он студент ВМК и Института востоковедения КГУ.

- А Вы увлекаетесь востоковедением? Говорят, у Вас потрясающая родословная?
- К востоковедению отношусь спокойно, а насчет родословной - ничего потрясающего. Просто по линии матери она известна начиная с XVI века, и почти все предки по мужской линии были мусульманскими священнослужителями. Один из них, Файзулла Джафар, в 1761 году сделал список древнего татарского памятника «Наджел Фарадис», что в то время требовало известного мужества. Список хранится в библиотеке Педуниверситета. Известные родственники по этой линии - нарком здравоохранения профессор Фатых Мухамедьяров и профессор-историк Шамиль Мухамедьяров.

Меня очень интересует история, а конкретно - научные датировки источников. Недавно я прочитал книгу одного немецкого историка, специалиста по источникам «Великий обман: выдуманная история Европы». Автор нашел массу подделок в музеях европейских стран, причем часть подделок изготавливалась намеренно, чтобы исказить историю. В киберпространстве эта проблема очень актуальна.

- Разве от верности датировок как-то зависит Ваша личная жизнь?
- Всегда интересно, когда используются формальные методы в гуманитарных областях. Интерпретация может быть разной, и это дело специалистов, но сам факт того, что существуют попытки поверить математикой историю, очень впечатляет. Общеизвестно, что применяемые в разных областях математические методы - важный шаг на пути к истине. К сожалению, это удел только выдающихся математиков.

- Как сегодня у нас обстоят дела
с выдающимися математиками?

- Увы, людей, способных вести математические исследования высокого уровня, немного. Существует деление стран Международным математическим союзом на категории по такому принципу: если в стране есть один хороший математик, страну относят к первой категории и так далее до пятой категории. Но больше пяти серьезных математиков в одной стране не бывает. Из ученых КГУ к математикам мирового класса относят Лобачевского и Чеботарева. Такие люди редко встречаются, и их появление в университетах - счастье. Они вносят большой вклад в науку, создают школы, оставляют многочисленных учеников. Один Лобачевский «перевесит» сотню обычных профессоров.

- Что определяет математическое мышление?
- Не знаю. Когда я учился, математика мне давалась легко. Я помню ощущение счастья от понятого доказательства теоремы или решения трудной задачи.

- Влияет ли математическое мышление на Вашу жизнь?
- Я математик по образованию, в научной работе использую лишь математические методы в компьютерных и информационных технологиях. Моя докторская диссертация защищалась по специальности «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети в Институте проблем управления РАН». Математики кажутся замкнутыми, потому что им приходится постоянно думать. Как известно, это экспериментальная наука, только эксперимент в математике стоит гораздо дешевле физического: нужны только голова и бумага.

- Ваши предки - священнослужители, а сами Вы верите в Бога?
- Нет, наверное. Хотя как математик по образованию должен быть идеалистом, ведь математики изучают идеалы реально существующих процессов. Но национальные и религиозные традиции предков я уважаю и стараюсь их познать. Если все станут одинаковыми, то не будет развития.

- Какими языками владеете?
- Знаю татарский, русский, английский. Выучил французский и даже сдал в посольстве Франции экзамен, чтобы получить грант. Грант получил.

- Есть ли в Вашей жизни девиз?
- Я себя не ограничиваю лозунгами.

- А ради чего живете?
- Ради семьи. Для меня, во всяком случае, это именно так. Когда стал деканом, прибавился факультет. Хочу, чтобы он выглядел достойно. Не знаю, насколько хорошо у меня получается, но я стараюсь.

- Наша рубрика называется «Декан без галстука», и, когда я договаривалась с Вами об интервью, Вы сказали: «Я всегда без галстука». Что это означает?
- Я предпочитаю свободный стиль в одежде. Костюм надеваю только, когда иду к ректору. Официальный стиль предполагает некую публичность существования, в которой мне неуютно. Хотя и на сцене много выступал, но публичные выступления даются мне с большим трудом.

- Как же в таком случае Вы читаете лекции?
- С этим намного проще. Это заранее подготовленные темы. Я имею в виду экспромт.

- Университет в Вашей жизни занимает большое место?
- Я вообще горжусь тем, что связан с Казанским университетом. Когда был еще студентом, очень любил гулять по улице Ленина. Это отношение сохранилось до сих пор. Когда я защитил докторскую, мне не верилось, что стану профессором, потому что звание профессора Казанского университета было в моем сознании чем-то запредельным. Я и сегодня считаю себя избранным именно потому, что имею отношение к Казанскому университету.
Беседовала Мария ГЕРАСИМОВА

     

© 1999-2005 Казанский государственный университет