N 24-25. дЕЛБВТШ 1999
БТИЙЧ
РПЙУЛ
ТБУУЩМЛЙ
П ЗБЪЕФЕ
УЧЕЦЙК ОПНЕТ
УПДЕТЦБОЙЕ
РЙЫЙФЕ ОБН
ПОИСКИ И НАХОДКИ. КАЗАНСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО, ГОД 1907...
Кто сегодня круче всех одет в университете? Ясно, студент юрфака. А вот в начале века, оказывается, студент юридического факультета Казанского университета имел самый бедный гардероб. Две форменные тужурки делил на троих. А если имел одни брюки, то и те - "старье", а если одну пару обуви - то непременно "рвань". Меховое же пальто (что-то вроде импортной дубленки) и вовсе было для него непозволительной роскошью.

объяснялось довольно просто: в 1907 году на юрфаке учились, в основном, воспитанники духовной семинарии - элемент большей частью необеспеченный. И многие поступали сюда лишь потому, что на другой факультет поступить было много труднее, а для некоторых и совсем невозможно.

Эти и многие другие любопытные факты, дающие представление о различных аспектах жизни студентов начала века, я почерпнула из курсовых работ студентов юридического факультета нашего университета М.Бельтюкова и Н.Астрова, писаных ими в 1907 году для получения диплома 1 степени.

Составленные ими анкеты должны были ответить на вопрос: каково казанское студенчество? М. Бельтюков берется осветить материальное положение и внешнюю сторону его жизни, обращая внимание на гардероб и питание. Н.Астров же исследует политические, религиозные, художественные пристрастия своих сокурсников, их отношение к половому вопросу и алкоголю. Правда, он провел обстоятельный опрос среди 538 студентов своего факультета, но данные, которыми он оперирует, позволяют ему предположить, что "многие выводы, полученные при статистическом исследовании культурной жизни этой половины факультетского студенчества, позволяют набросать общую картину духовной жизни всего казанского студенчества" в 1907 году.

Итак, чем студенты конца 90-х отличаются от тех, кто только-только вступал в новый век? Оказывается, у них немало общего. Студент и в те времена любил выпить, "иногда много, безобразно, ежедневно". Жгучий интерес проявлял к сексу, при этом "удовлетворяя свою половую потребность посредством только проституции". Столь же придирчив был к своему гардеробу. ("Только редко так случалось, чтобы у бедного студента и вдруг появилось платье небедняка"!)

Итак, здорово, бедный брат студент тысяча девятьсот седьмого года! Кто ты? В подавляющем большинстве - русский по национальности, духовного звания (лица купеческого и военного сословий предпочитали коммерческое или военное образование, а, кроме того, в последние два года на юридический факультет был открыт доступ для семинаристов). Ты холост, и тебе не более 26 лет, но кое-кому уже 38. Ах, да! Ты православный, хотя большинство твоих товарищей не разделяет никакого из существующего религиозного миросозерцания. И вообще - среди студенчества господствует полнейший религиозный индеферентизм.

Таков портрет средне-статического студента. А наиболее характерные признаки того поколения заключаются в наличии политического кредо, в его благоговейном трепете перед учеными и философами. Первое место в глазах студенчества принадлежит, бесспорно, Марксу. 85, 5 % его почитателей принадлежат к отрицающим религию. Причем, и семинаристы, и гимназисты сошлись в оценке, поставив крестного отца коммунистов на первое место среди 84 (!) ученых и философов.

Как ни странно, публицистом, получившим менее двух процентов голосов, оказался Ленин! Труды человека, который через 10 лет изменит весь ход истории, в 1907 году читали всего 2 семинариста и 1 гимназист!

Тогда какие же русские публицисты пользовались вниманием студенчества? На первом месте Михайловский, на втором плане, почти рука об руку, стоят Плеханов, Дорошевич, Чернышевский.

Вниманием студенчества пользовались исключительно молодые писатели, среди которых Андреев и Горький занимают первое место. Молодежь зачитывалась также Арцибашевым и Чириковым, Скитальцем, Куприным и Вересаевым. Из старых (но современных) литераторов в списке находим лишь Чехова, Толстого и Короленко.

Студенты образца 1907-го еще ничего не знали о сексуальной революции, во имя которой поднялась на баррикады молодежь конца 60-х. Но все же наивно предполагать, что они только тем и занимались, что изучали марксову схему построения "справедливого" общества. Краткие минуты отдыха они посвящали сексу и водке. И, судя по результатам анкеты, большинство не чуждалось ни того, ни другого. Во всяком случае, из 538 опрошенных показали себя пьющими 70,8 %. Из них 5,2 % пьют водку не более 7 раз в месяц, а по случайному поводу и немного - 65,6 %. Однако, как метко замечает автор исследования, "понятие случайности носит субъективный характер, и дело не в количестве случаев, а в размерах питья".

Теперь поговорим о хлебе насущном. Внешнюю сторону их жизни освещает автор другой работы М .Бельтюков, обращая внимание на гардероб и питание. Ведь "если костюм студента приличен, то он без опасения идет слушать лекции, не страшась, что его попросят выйти из аудитории. А кроме того, может спокойно предлагать свои услуги репетитора, не боясь, что его, измерив взглядом, швейцар или горничная выпроводят на улицу. Так что костюм в жизни студента имеет колоссальное значение, ибо он отчасти является его кормильцем".

Посмотрим же средний гардероб молодежи тех лет. В среднем меховое пальто имела только одна пятая студенчества, а ватным обладало только три четвертых. Представляют интерес данные по факультетам. Минимальный процент обладающих не только ватным пальто, но и форменными и штатским платьем - среди юристов и филологов. Лучший "прикид" - у математиков.

С большой тщательностью исследуется вопрос о питании, ибо оно "имеет громадное значение для работоспособности интеллекта". Mens sana in corpore sano - в здоровом теле здоровый дух. Это хорошо понимали студенты-медики и потому не жалели денег на еду. Качественных изменений здесь не произошло. Были богатые и были бедные. Первые снимали отдельные квартиры, хорошо одевались и могли себе позволить полный пансион. Бедные - а их было большинство - снимали дешевые комнаты, обходились минимумом одежды и питались главным образом в столовой общества вспомоществования (67,4 %).

Небезынтересно отметить, что и здесь историко-филологический и юридический факультеты выделяются из других. Вот, например, два ответа юристов на вопрос: какие блюда обычно бывают за обедом? Один из них пьет чай 2 раза в день, при этом съедает 2,5 фунта хлеба с маслом. Второй отвечает так: "Обедаю не всегда. Кушаньем служит колбаса с хлебом, но чаще - картошка". Выводы автора неутешительны: "Едва ли можно сказать, что питание казанского студенчества удовлетворительно. И потому нередко в прессе приходится читать о самоубийствах среди студенчества на почве недоедания".

Нынешнее поколение, к счастью, с жизнью из-за этого не прощается, но сообщение о голодных обмороках в студенческих аудиториях нет-нет, да и промелькнет в газетах.

Сняты ли все проблемы, некогда волнующие студенчество Казани? Увы, университетские социологи, насколько нам известно, не проводят подобных исследований, позволяющих рассмотреть эти процессы в динамике.

Что определяет мировоззрение нынешних студентов? Что формирует их чувства? Что они читают, кому поклоняются, чего хотят? Как смотрят на жизнь и на себя? Делят жизнь между университетом, баром и дискотекой? И никаких при этом высоких идей и увлечений? Или, переходя из второго тысячелетия в третье, уверенно берут курс на успех, оставляя веку уходящему все его иллюзии?..

Роза ИВАНОВА

P.S. Редакция благодарит зав.отделом редких книг и рукописей НБ КГУ В.Шишкина за предоставленные материалы.

(p)1999 Web-лаборатория
Казанского УЦИ